Шокирующие детали кремлевского плана по захвату Крыма и Донбасса - Эксклюзивное интервью с экс-шефом украинской разведки

Шокирующие детали кремлевского плана по захвату Крыма и Донбасса - Эксклюзивное интервью с экс-шефом украинской разведки
184555 ПЕРЕГЛЯДІВ

На вопросы Yenicag.Ru — Новая Эпоха президент Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел» (Киев, Украина), генерал-лейтенант запаса, руководитель военной разведки Украины в 2008–2010 гг. и внешней разведки Украины в 2014–2016 гг., доктор военных наук Виктор Гвоздь:

— После первого Майдана, когда демократические силы во главе с Ющенко пришли к власти, Россия на это не отреагировала так болезненно, как на последний Майдан. По-вашему, в контексте отношений с Россией, чем отличалась политика Ющенко от политики Порошенко?

— Извините, но должен несколько уточнить формулировку вашего вопроса, так как в нем не учитываются настоящие реалии происходящих в Украине событий. А без этого они воспринимаются неправильно. Так вот, если сравнивать два судьбоносных события в новейшей истории Украины — Оранжевой Революции в Украине осенью 2004 года и Революции Достоинства осенью 2013 – весной 2014 годов, — то их итоги, несмотря на сходство целей, серьезно отличаются. Цель и первой, и второй революции — смещение руководства государства. То есть, замена пророссийских сил на национально-демократические. При этом, как в первом, так и во втором случаях, главной задачей политики нового руководства Украины была реализация европейского и евроатлантического курса страны. Вместе с тем, условия, как и формы революций в Украине были разные. Именно этим, а не последующими политиками В. Ющенко или П. Порошенко, определялась реакция России в отношении Украины.

Виктор Гвоздь

Поводом для Оранжевой Революции в Украине стала фальсификация руководством страны во главе с Л. Кучмой итогов президентских выборов осенью 2004 года в пользу ставленника России — В. Януковича. Исходя из этого, лидеры тогдашней оппозиции выступали не за свержение власти в стране, а за проведение повторных, честных выборов на открытой и демократической основе. Эти требования обосновывались преимуществами европейского выбора Украины, а также необходимостью очистить власть от коррупции. Под давлением акций протеста руководство Украины согласилось с требованиями оппозиции, которые фактически поддерживали США и ЕС. Повторные выборы в Украине состоялись 26 декабря 2004 года, победил В. Ющенко — лидер национально-демократических сил Украины.

На то время российское вмешательство в политические события в Украине было довольно ограниченным. В частности, Москва оказывала моральную и информационную поддержку Л. Кучме и В. Януковичу, пыталась дискредитировать идеи Оранжевой Революции и лидеров оппозиции (в т. ч. лично В. Ющенко). Уже во время этой революции Россией запускались процессы раскола украинского общества, стимулирования сепаратизма в юго-восточных регионах Украины. В то же время Россия воздерживалась от прямых, а тем более, — силовых действий против Украины. Почему? Отвечаю:

Во-первых, фактически не было повода для российского вмешательства во внутренние дела Украины. Цели революции были достигнуты относительно мирным путем, без применения силы. Повторные выборы прошли по решению Верховного суда Украины, легитимно и под наблюдением международных организаций. При этом никаких видимых угроз русскоязычному населению Украины, а также российским гражданам, пребывающим на украинской территории, не возникало.

Во-вторых, у России имелось немало своих, внутренних нерешенных проблем, которые препятствовали в деле реализации внешней политики. В частности, сложности с восстановлением российской экономики после кризиса 1990-х годов; имеющиеся очаги напряженности на Северном Кавказе; невосприятие политики В. Путина оппозицией, все еще не утратившей некоторой силы. Кроме того, в целом российское общество не успели подготовить к прямой агрессии России против Украины;

В-третьих, Москве были выгодны конструктивные отношения с Западом, как с источником кредитов, инвестиций и современных технологий. Тогда это было жизненно важно для России с точки зрения создания благоприятных условий для развития российской экономики и укрепления государства. Исходя из этого, вместо открытого вмешательства во внутренние дела Украины, в том числе с применением военной силы, РФ развернула масштабные действия по восстановлению своего контроля над Украиной методами «гибридных» войн в различных сферах. Формы таких действий России широко известны: подрыв позиций нового руководства Украины путем его всесторонней дискредитации; поддержка пророссийских сил в Украине; углубление раскола в украинском обществе; провоцирование сепаратизма в регионах нашей страны; нанесение всяческого ущерба украинской экономике. Для достижения желаемого Москва прибегла к широкомасштабной информационной кампании, по сути начала информационную войну. Кроме того, применила еще такое «оружие», как «газовые» войны против Украины и Европейского Союза.

Также Россия требовала, чтобы Запад не содействовал европейской и евроатлантической интеграции Украины. А ее возможное вступление в НАТО Москва назвала «красной линией», которую она не позволит переступить, в том числе и с помощью военной силы. Тогда же РФ впервые заявила, что аннексирует Крым, если Украина попытается вступить в НАТО. И практически начала к этому готовиться. Таким образом, Россия пыталась, как минимум, реставрировать в Украине пророссийскую власть, блокировать возможность ее вступления в НАТО и ЕС. Как максимум — создать условия для ее дезинтеграции.

Достичь желаемого России, к сожалению, в значительной степени удалось. Так, США и ЕС, по сути, отказались форсировать процессы европейской и евроатлантической интеграции Украины. А в 2010 году президентом Украины стал В. Янукович, который переориентировал курс нашей страны с Запада на Россию и своими действиями расколол украинское общество на сторонников западного и российского выбора.

Однако Россия, со своими ставленниками в украинской власти, не смогла подавить процессы национально-демократического возрождения Украины. Следствием этого стала Революция Достоинства в Украине в конце 2013 – начале 2014 годов. Поводом послужил отказ В. Януковича от подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Вместо соглашения появилось решение о развитии торгово-экономических отношений с Таможенным союзом, возглавляемым Россией. Тем не менее, причины революции имели более глубокий характер и объяснялись тем, что большинство населения Украины не воспринимало коррумпированный режим В. Януковича, который, заботясь о собственном благополучии, сдал украинские интересы в угоду России. При этом Революция Достоинства совершенно отличалась от Революции Оранжевой. Так, она была более жесткой, конфликтной, протестующие были готовы идти до конца, понимая, что действующий президент фактически сдал интересы нашей страны России, вследствие чего Украина на долгие годы может попасть в зависимость от чекистско-олигархического режима Путина, вернуться в «евразийскую семью», когда будут сворачиваться демократические свободы и фактически ставится крест на реинтеграции страны в Европу. Причем, с обеих сторон в той или иной степени применялась сила. Следствием этого стал фактический развал системы государственной власти в Украине, что вынудило В. Януковича покинуть страну.

В свою очередь, такое развитие событий в Украине дало возможность России преподносить их как «насильственный государственный переворот», а также «угрозу русскоязычному населению на украинской территории». Именно этим Россия и оправдывала свое вторжение в Украину. Прежде всего, это оккупация и аннексия Крыма в конце февраля – начале марта 2014 года, когда в открытую применялись российские войска. Их ввели на территорию полуострова по решению президента России В. Путина, одобренного российским парламентом. Под таким же предлогом «защиты русскоязычного населения» Россия попыталась дезинтегрировать Украину путем создания так называемой Новороссии. Именно так был спровоцирован конфликт на Донбассе, с использованием с этой целью ряда благоприятных для Москвы факторов, которых практически не было в 2004 году. В частности, Москва заблаговременная подготовилась к нападению на Украину, в том числе соответственно обработав в России общественное мнение и пользуясь при этом послереволюционным хаосом в Украине, бегством высшего руководства страны, а также деморализацией украинских силовых структур. Как я уже упоминал, часть украинского общества, вследствие информационной обработки, поддержала действия России. Кроме того, исходя из опыта нападения на Грузию осенью 2008 года, Москва полагала, что Запад воздержится от решительной и принципиальной реакции на ее действия против Украины.

— Вы профессиональный разведчик, возглавляли самые элитные разведывательные ведомства Украины и осведомлены лучше, чем кто-либо другой, из политиков или экспертов. Совсем недавно после президентских выборов в Украине в прессу просочилась информация о том, что военные ВСУ в Крыму были готовы дать отпор российской агрессии, но не дождались команды из Киева. В адрес Порошенко посыпались обвинения в том, что он сдал республику. А, по-вашему, это что значит — предательство, полное отсутствие политической воли тогдашней власти или что-то иное… поскольку полуостров оккупировали силы РФ практически без единого выстрела?

— Опять вопрос требует уточнения, и вот почему. Как бы мы не относились к П. Порошенко, но во время крымских событий он официально был всего лишь депутатом Верховной Рады Украины и нести за них прямую ответственность не может. Здесь, скорее всего, вопрос к А. Турчинову, исполнявшему тогда обязанности спикера Верховной Рады, а затем — президента Украины. Поэтому предлагаю ограничиться общими причинами того, почему ВСУ не дали отпор России в Крыму. Вопрос о том, смогли бы Вооруженные Силы Украины в Крыму дать отпор агрессору крайне неоднозначен. По причине ряда объективных и субъективных факторов военного, политического и морального характера.

Так, на момент вторжения России в Крым на территории полуострова размещалась группировка Вооруженных Сил Украины в составе Военно-морских сил, а также ряда подразделений, частей и соединений Сухопутных войск и Воздушных сил. Из них российской агрессии в Крыму реально могли противостоять только лишь 36-я отдельная механизированная бригада береговой обороны ВС Украины и 1-й батальон морской пехоты общей численностью около 1,5 тыс. человек. Кроме того, на учениях в Крыму находилась разведывательная рота одной из механизированных бригад ВС Украины. При этом крымская группировка украинских войск практически не могла быть усилена из-за блокирования российскими войсками и отрядами наемников Крымского полуострова, захвата всех аэродромов, а также установления контроля россиян над воздушным пространством полуострова и прилегающей к нему морской акваторией. Помимо этого, силами российского спецназа были захвачены позиции подразделений ПВО ВС Украины, что исключило возможность их боевого применения.

В свою очередь, силы российских войск, которые непосредственно участвовали в захвате Крыма, включали 810-ю отдельную бригаду Черноморского флота России, батальонные тактические группы из состава 7-й и 76-й десантно-штурмовых дивизий, 98-й воздушно-десантной дивизии, 31-й десантно-штурмовой бригады, 45-го отдельного полка специального назначения, 18-й отдельной мотострелковой бригады и 15-й отдельной («миротворческой») мотострелковой бригады вооруженных сил России.

В целом, по минимальным оценкам, данные силы насчитывали 6–7 тыс. военнослужащих с вооружением и боевой техникой. Вместе с ними в Крыму действовали около 4–5 тыс. наемников и боевиков из состава различного рода военизированных (в т. ч. казачьих) формирований. Большинство из них были заблаговременно сформированы Россией на Крымском полуострове под «крышей» Черноморского флота РФ или же переброшены туда с началом ввода регулярных российских войск. Силы вторжения в Крым поддерживала группировка российских войск в западной части Северного Кавказа РФ, заблаговременно развернутая там под видом обеспечения безопасности Зимних Олимпийских игр в Сочи. В состав этой группировки входили части и соединения 49-й и 58-й армии Южного военного округа ВС России, 4-й армии ВВС и ПВО, а также Воздушно-десантных и других войск (в т. ч., переброшенных на Северный Кавказ из других регионов страны). Всего в состав этой группировки входило около 50 тыс. военнослужащих. Это и позволило России достичь подавляющего преимущества над Украиной как по личному составу войск, так и по основным видам вооружений, включая бронетанковую технику, артиллерийские системы, боевую авиацию и корабли. В таких условиях переход ВС Украины к активным действиям по отражению российского вторжения не имел бы желаемых результатов. В лучшем случае, части украинской армии смогли бы создать отдельные очаги сопротивления, и продержались бы не более нескольких суток. По причине как подавляющего превосходства сил и средств ВС России, так и невозможности организации системы обеспечения украинских войск (в т. ч. подвоза боеприпасов, продовольствия и других средств; оказания помощи раненым и их эвакуации; пополнения подразделений личным составом).

Возможно, на эту ситуацию могло бы повлиять привлечение крымских татар к активному сопротивлению агрессору, однако такое развитие событий было бы трудно предсказуемо. Нельзя не учитывать послереволюционный хаос в Украине, а именно — бегство президента, премьер-министра, министра обороны и руководителей других силовых структур, что на начальном этапе фактически парализовало систему государственной власти Украины. Причинами фактического отказа нового руководства Украины от решительных действий по защите страны на начальном этапе российской агрессии были как вышеупомянутые проблемы, так и отсутствие возможностей адекватной оценки обстановки, деморализация силовых структур Украины, а также необходимость определенного времени для восстановления нормальной работы системы власти страны. Нельзя не учитывать предательство части командования украинских войск в Крыму, включая командующего Военно-морских сил Украины Д. Березовского, который фактически отвечал за оборону Крымского полуострова. На сторону России перешли и руководители других украинских силовых структур в Крыму, большинство из которых были заблаговременно завербованы Россией и действовали в ее интересах. Нельзя забывать и о блокировании мест дислокации украинских войск в Крыму российским спецназом и наемниками, которые использовали для этого женщин и детей. В таких условиях выход подразделений из военных городков неминуемо привел бы к жертвам среди мирного населения, что Россия обязательно использовала бы для оправдания оккупации Крыма.

Напомню также, что большинство военнослужащих Вооруженных сил и других силовых структур Украины в Крыму были местными жителями или же имели на полуострове семьи и квартиры. С началом российской оккупации Крыма их близкие фактически стали заложниками. Это еще одна причина отказа части украинских военнослужащих от сопротивления агрессору, а позже и их перехода на сторону России.

Вместе с тем, несмотря на сдачу Крыма без боя, украинские войска на полуострове сыграли ключевую роль в предотвращении полной дезинтеграции Украины, что являлось основной целью России. Так, находясь в окружении и без обеспечения, украинские военные части на Крымском полуострове более месяца сковывали действия вооруженных сил России, что позволило выиграть время для восстановления системы государственного управления Украины и ее силовых структур. Именно это и стало причиной срыва планов Москвы по ликвидации Украины как единого государства в рамках проведения специальной операции «Русская весна».

И еще. Оккупировав Крым, Россия оказалась в своеобразном геополитическом «капкане», из которого практически уже нет выхода без потерь. Вопрос только в цене и времени, когда придет время расплачиваться. Из страны, с которой считались и, в принципе, к которой Запад особенно не присматривался и не принимал во внимание ее «гибридное и хулиганское поведение» на международной арене, практически прощая ей Грузию, и закрывая глаза на поддержку ею различных одиозных режимов, Россия моментально перешла в разряд «изгоя» по типу северокорейского или венесуэльского.

— Как вы полагаете, чем бы это обернулось, если бы части ВСУ дали отпор и вступили бы в бой с захватчиками? Какими были бы военно-политические последствия военного сопротивления Украины оккупации со стороны России?

— Как я уже сказал, Вооруженные силы Украины в Крыму при любых условиях не смогли бы остановить вторжение российских войск на полуостров, а также его последующую оккупацию. Причем, переход ВСУ к активным боевым действиям неминуемо бы привел к жертвам среди мирного населения, что было бы использовано Россией против Украины. Так, Москва смогла бы оправдывать оккупацию и аннексию Крыма «защитой русскоязычного населения полуострова», а также «необходимостью принуждения Украины к миру». И та оперативная информация, которую мы получали, свидетельствовала, что Россия искала «Casus belli» для полномасштабного ввода войск. Причем, Государственная Дума России быстренько «подсуетилась» и дала добро на использования вооруженных сил за рубежом, таким образом благословив В. Путина на захватнические действия и разжигание «пожара» войны в Украине. Тем более, сам председатель Госдумы Сергей Нарышкин непосредственно выходил на украинское руководство по телефону и шантажировал применением силы в случае если пострадает хоть один мирный житель Крыма в результате действий украинских военных. Это были прямые угрозы одного из руководителей Российской Федерации, а не просто какого-то частного лица.

Именно так Москва обосновала нападение на Грузию в августе 2008 года, после того, как российские спецслужбы спровоцировали обострение вооруженного противостояния в Южной Осетии. При этом факт ввода Грузией своих войск в Цхинвали позволил России переложить на нее ответственность за возобновление боевых действий в регионе и, соответственно, избежать западных санкций. Более того, после некоторого периода обострения отношений между Западом и Россией, США, а за ними и ЕС, пошли на так называемую «перезагрузку» отношений с Москвой, что и позволило ей продолжить свою неоимперскую политику. В том числе, напасть на Украину.

Аналогичный сценарий действий планировала Россия также и на Крымском полуострове. Повторяю, российские наемники сознательно провоцировали украинские войска в Крыму на применение вооруженной силы против мирных жителей. Однако провокация не удалась, что сорвало планы россиян. По ряду оценок, под упомянутым предлогом Россия могла пойти и на более масштабные действия. В частности, попытаться с применением военной силы восстановить власть В. Януковича. Хотя это и маловероятно, поскольку у России не было достаточных сил, однако исключать полностью этого нельзя. Учитывая все эти обстоятельства, в марте 2014 года США и ЕС рекомендовали Украине не применять силу в Крыму. Тем самым были созданы условия для ввода санкций против России, которые привели к достаточно серьезным последствиям для российской экономики.

— С Крымом все сложно, а вот как на счет Донбасса? Украинская разведка располагала информацией о том, что там назревает сепаратизм и Россия вооружает незаконные формирования против Украины? Ведь, в отличие от Крыма, на Донбассе не было российских военных баз и власти Украины смогли бы взять ситуацию полностью под свой контроль. Что на Донбассе помешало властям Украины быстро отреагировать на угрозу и предотвратить укрепление террористов в Луганске и Донецке?

— Военная разведка Украины прогнозировала возможность организации Россией конфликта на Донбассе еще в середине 1990-х годов. Однако тогда подобные прогнозы руководство страны не воспринимало. После Оранжевой Революции в Украине осенью 2004 года Россия перешла к практическим действиям по провоцированию такого конфликта, что также отмечалось военной разведкой и другими украинскими спецслужбами. В частности, при поддержке России, еще в период революционных событий в Украине, 26 ноября 2004 года сессия Луганского областного совета приняла решение о создании Юго-Восточной Украинской Автономной Республики. Депутаты призвали президента Украины Л. Кучму закрыть внешние границы и обратиться к президенту России В. Путину за помощью, чтобы противодействовать Оранжевой Революции. В тот же день одесские сторонники В. Януковича во главе с мэром города Р. Боделаном приняли резолюцию с требованием признать Одессу и Одесскую область «самоопределяющейся» территорией «Новороссийский край».

Тогда же внеочередная сессия Харьковского областного совета утвердила решение о сосредоточении всей власти в руках губернатора Е. Кушнарева, а также создала исполнительные комитеты областного и районных советов с предоставлением им полномочий «органов государственной власти». Кроме того, Е. Кушнареву поручалось координировать действия по созданию Юго-Восточной автономии с Верховным Советом Автономной Республики Крым, а также советами Донецкой, Днепропетровской, Запорожской, Луганской, Одесской, Херсонской, Николаевской областей и горсоветом Севастополя.

28 ноября 2004 года в городе Северодонецк сторонники В. Януковича провели так называемый «Всеукраинский съезд народных депутатов и местных советов», в ходе которого была признана «легитимность» избрания В. Януковича на должность президента Украины. В случае избрания на эту должность В. Ющенко участники «съезда» планировали выдвинуть требования об изменении административно-территориального устройства Украины. При этом ряд делегатов «съезда» призывали создать подразделения самообороны и провозгласить отдельное государство со столицей в Харькове…

Прямым подтверждением причастности России к организации такого мероприятия стало участие в нем тогдашнего мера Москвы Ю. Лужкова. Тогда руководству Украины удалось отрезвить сепаратистов мирным путем, пресекая их действия административными методами. С одной стороны, этому способствовало сохранение работоспособности государственной системы власти в Украине, а с другой — неготовность России к решительным шагам на украинском направлении. Однако это не остановило Москву, которая целенаправленно провоцировала сепаратизм, а с ним — и конфликты в восточных и южных регионах Украины, в том числе и на Донбассе. Во время президентства В. Ющенко украинское руководство провело ряд мероприятий по усилению контроля над регионом. В частности, наращивались усилия спецслужб по противодействию сепаратистам и пресечению возможностей их поддержки со стороны России. Среди прочего для этого в регионе были развернуты и дополнительные силы разведки.

К сожалению, такие меры не позволили достичь поставленных целей. Более того, такие мероприятия были фактически свернуты после прихода к власти В. Януковича. А на данные разведки об угрозах со стороны России, в том числе в отношении Донбасса, новое руководство Украины закрывало глаза. Это же касалось и информации разведки о подготовке Россией планов дестабилизации обстановки в южных и восточных регионах Украины в период Революции Достоинства в Украине. Как оказалось позже, в их подготовке и реализации принимали участие отдельные представители украинского руководства (как в центре, так и на местах), а также ряд руководителей и сотрудников силовых структур Украины в Донецке и Луганске. В частности, под их «крышей» в регионе были созданы альтернативные органы власти, организованы незаконные вооруженные формирования, в т. ч. под видом различных охранных структур и спортивных обществ, а также подготовлены базы для приема групп российского спецназа и отрядов наемников.

Одновременно, активной информационной кампанией (как Россией, так и сторонниками В. Януковича, с учетом и тех, кто пребывал в органах местной власти) навязывались пророссийские и антиукраинские настроения большинству жителей Донбасса. Все это, в свою очередь, позволило России и ее сообщникам в Украине относительно легко свергнуть законную власть на Донбассе, а также провозгласить так называемые Донецкую и Луганскую народные республики. По сути, были реализованы подходы, отработанные еще в 2004 году в рамках попыток создания Юго-Восточной автономии, теперь уже в форме независимой от Украины «Новороссии».

Следует также отметить, что, как и в Крыму, большинство сотрудников силовых структур Украины на Донбассе, в т. ч. милиции, СБУ, внутренних войск, были местные жители, имевшие там семьи, оказавшиеся под угрозой. Из-за этого значительная часть личного состава силовых структур Украины в регионе заняла пассивную позицию, или же перешла на сторону сепаратистов. Фактически, весной 2014 года сопротивление России и сепаратистам было оказано только в Мариуполе, где находились части Вооруженных сил Украины и другие войска, сохранившие верность Украине. Благодаря этому мы смогли отстоять город.
России и сепаратистам на Донбассе удалось достичь желаемого благодаря и ряду других обстоятельств, таких как сложности с восстановлением государственной системы власти и силовых структур Украины в первое время после Революции Достоинства, отвлечение внимания и усилий руководства Украины на проблемы с аннексией Крыма, захват отрядами российского спецназа и наемников города Славянск, практически полное отсутствие на востоке Украины воинских частей, которые необходимо было перебрасывать из других регионов, не говоря уже о «людях в погонах», изменивших присяге и перешедших на сторону России, о чем уже упоминалось.

— Украина, в отличие от таких стран, которые столкнулись прямым и косвенным образом с агрессией России, например, как Азербайджан, Грузия, Молдова и т. д., является более крупной страной с мощным военно-промышленным комплексом, который во времена СССР составлял костяк советского военпрома. Весь мир ожидал от Украины более жесткого отпора агрессивным действиям России и адекватных мер от украинских силовиков, но этого не произошло. Может, сегодня именно из-за этого на Западе некоторые политические круги с неким недоверием относятся к Киеву?

— Украина действительно получила в наследство от СССР мощный военный и военно-экономический потенциал. В частности, под юрисдикцию Украины перешли 14 мотострелковых, 4 танковых, 3 артиллерийские дивизии и 8 артиллерийских бригад, 4 бригады специального назначения, 9 бригад ПВО, 7 полков боевых вертолетов, три воздушные армии и отдельная армия противовоздушной обороны. В целом они включали 9293 танка, 11346 боевых машин, около 1500 боевых самолетов, в т. ч. 44 стратегических бомбардировщика. Кроме того, в состав Вооруженных сил Украины были включены 4 из 7-ми дивизий 43-й ракетной армии РВСН, которые дислоцировались на украинской территории. В ее составе имелись 176 межконтинентальных баллистических ракет, которые суммарно несли 1272 ядерные боеголовки. На момент развала СССР на территории Украины находились 2500 единиц тактического ядерного оружия, однако оно сразу же было вывезено в Россию. Таким образом, по состоянию на начало 1992 года, численность личного состава войск, находящихся на территории Украины, составляла 980 тыс. человек. Вместе с тем, в результате экономических проблем Украины, военных реформ, которые проводились руководством страны, как по собственной инициативе, так и в соответствии с различными международными договорами, а в дальнейшем — и целенаправленных действий России, этот потенциал фактически был разрушен.

Первым стратегического характера шагом в этом направлении стал отказ Украины от ядерного оружия в обмен на гарантии ее безопасности и суверенитета со стороны США, Великобритании и России. Это решение было закреплено в рамках Будапештского меморандума, подписанного 5 декабря 1994 года. Но, как показали последующие события, этот документ оказался простой бумажкой. Более того, один из подписантов, нарушив свои обещания, стал агрессором, аннексировал часть территории независимого государства, начал бойню на Донбассе. В который раз жизнь подтверждает, что ни один договор с Россией не стоит той бумаги, на которой он подписан. Приписывают эти слова Бисмарку, но они вырваны из контекста, поэтому мы не будем на него ссылаться. У нас более веские аргументы, подтверждающие эту истину — кровь, слезы и боль тысяч украинцев, грузин, азербайджанцев, армян, осетин, чеченцев, молдаван и других по периметру всего бывшего Советского Союза вследствие «братской заботы» России и ее желания исправить «самую большую геополитическую ошибку 20-го века»… Но возвращаясь к вопросу, до 1999 года Украина избавилась также и от стратегической авиации. Часть самолетов была передана России за газовые долги, а остальные — уничтожены или переданы в музеи.

Одновременно масштабно сокращались военные структуры Вооруженных сил Украины, личный состав, а также вооружение и военная техника, которые посчитали избыточными. И уже к 1994 году численность личного состава ВСУ уменьшилась до 517 тыс. человек. В период 1997–2005 годов, в результате реализации ряда программ по реформированию Вооруженных сил Украины, их численность была сокращена до около 190 тыс. человек. Соответствующим образом реорганизовывалась и вся военная система, сокращались ее структуры, а также вооружение и военная техника. При этом в ряде случаев такие сокращения были необоснованными и приводили к существенному ослаблению нашего военного потенциала. В частности, была радикально сокращена группировка украинских войск в Крыму, который, начиная с момента распада СССР, являлся объектом притязаний со стороны России. Кроме того, основная часть боевых частей ВСУ размещалась в западных регионах страны, в то время, как на востоке их практически не было. Существенной проблемой была коррупция, из-за чего средства, полученные от продажи военной техники и других активов, направлялись не на развитие вооруженных сил, а разворовывались.

После Оранжевой Революции в Украине, а также открытого перехода России к агрессивной антиукраинской политике, процесс реформирования ВСУ приобрел несколько иной характер. Так, благодаря информации военной разведки Украины, было принято решение восстановить группировку украинских войск в Крыму, а также развернуть боевые части на востоке страны. При этом численность личного состава ВСУ планировалось увеличить до 200 тыс. человек. Однако с 2010 года новая власть Украины во главе с В. Януковичем отменила эти планы. Более того, под влиянием России началось целенаправленное разрушение Вооруженных сил Украины. Свою роль в этом сыграла российская агентура, внедренная Москвой во все ключевые структуры украинской власти, включая Министерство обороны и командование ВСУ.

Например, по инициативе министра обороны Украины М. Ежеля, занимавшего этот пост с марта 2010 по февраль 2012 года, было принято решение о сокращении ВСУ до 130 тыс. человек. И хотя оно не было выполнено в полной мере, однако замедлило развитие Вооруженных сил Украины. Кроме того, М. Ежель свернул перспективные программы перевооружения украинской армии. В частности, была закрыта опытно-конструкторская работа по созданию оперативно-тактического ракетного комплекса «Сапсан», который должен был заменить снятые с вооружения ракетные комплексы советских времен «Скад», «Точка» и «Точка-У». Таким образом, не только подрывалась обороноспособность Украины, но и ослаблялась возможность сохранения украинской ракетно-космической отрасли.

Развал ВСУ продолжил Д. Саламатин — абсолютно пророссийская фигура, явный агент влияния России (думаю, и не только), который пребывал на должности министра обороны Украины с февраля по декабрь 2012 года. Кстати, выполнив свое задание, он вернулся в Россию, где и продолжает здравствовать с чувством выполненного долга. В соответствии с его концепцией реформирования Вооруженных сил Украины, предусматривалось сокращение личного состава до 70 тыс. военнослужащих, количества боевых самолетов со 160 до 134, зенитно-ракетных комплексов — с 55 до 36, танков — с 774 до 160 единиц. Планировалось также сократить военно-учебные заведения — с 31 до 14. При этом утверждалось, что «у Украины отсутствуют серьезные внешние противники», а также что «не хватает средств на содержание большой армии».

На таких же позициях был и последний министр обороны, назначенный В. Януковичем, П. Лебедев. Он имел российское гражданство и находился на посту главы оборонного ведомства Украины с декабря 2012 года по февраль 2014 года. По его инициативе, только лишь в 2013 году (накануне нападения России) в составе Вооруженных сил Украины было сокращено около 17 тыс. человек, в т. ч. более 14 тыс. военнослужащих. Кроме того, было расформировано около 70 воинских частей. Тогда же были сняты с вооружения около 300 самоходных артиллерийских установок «Гвоздика», вследствие чего Сухопутные войска ВС Украины утратили свой основной ударный потенциал. Сейчас он тоже в России, куда вернулся после выполненной работы по развалу ВС Украины, и занимается бизнесом, который значительно нарастил, находясь на должности министра обороны Украины.

Необходимо отметить, что существенные проблемы были присущи и оборонно-промышленному комплексу (ОПК) Украины. Так, на территории Украины осталось немалое количество предприятий ОПК бывшего СССР, в т. ч. и высокотехнологических производств. Они производили широкий спектр военной продукции, включая межконтинентальные баллистические ракеты и другие ракетные системы, военно-транспортные самолеты, боевые корабли, бронетанковую и автомобильную технику, радиоэлектронную технику, боеприпасы, а также составляющие части других средств вооружения. Существовала также и мощная ремонтная база.

В то же время у оборонной промышленности Украины, как части ОПК бывшего СССР, практически не имелось законченных циклов производств. Она была вынуждена кооперироваться с Россией и другими постсоветскими странами. Кроме того, ряд важных видов вооружений, в частности самолеты тактической авиации и боевые вертолеты, в Украине вообще не производились.

С 1990-х годов Украине в определенной мере удалось реформировать свой ОПК, что позволило наладить выпуск военной продукции как для потребностей ВСУ, так и на экспорт. Однако, из-за нехватки средств, такая продукция выпускалась в ограниченных объемах и не удовлетворяла имеющихся потребностей.
Ощутимым негативным фактором стала потеря ряда производств как по объективным, так и субъективным причинам. Прежде всего, они были связаны с общими проблемами украинской и постсоветской экономики, присущими всем странам бывшего СССР. Помимо этого, негативное влияние на работу ОПК Украины оказывала коррупция, а также предпринятые Россией шаги с целью ослабить украинскую оборонную промышленность. В частности, в 2006 году Россия отказалась от реализации совместного украинско-российского проекта по производству военно-транспортного самолета Ан-70, который был важен для Украины.

В результате таких обстоятельств Вооруженные силы Украины встретили военную агрессию России в состоянии полного развала. Так, численность личного состава ВСУ была существенно сокращена; вооружения и военная техника — не обновлялись и во многом были изъяты из войск или распроданы; система комплектования и призыва на военную службу — фактически уничтожена; руководящие кадры — в значительной мере некомпетентны, коррумпированы и подконтрольны России.

Именно из-за этого Украина на первом этапе вторжения России в Крым и на Донбасс не смогла дать отпор агрессору. Вместе с тем, все это вызвало полное понимание со стороны Запада, который оказал и продолжает оказывать помощь Украине. Правда, определенное недоверие к Украине со стороны США и ЕС вызывают другие факторы. А именно недостаточная оперативность реформ оборонной и других сфер; все еще низкая эффективность борьбы с коррупцией, в т. ч. в украинских силовых структурах; отсутствие четкой политики Киева в решении проблем Крыма и Донбасса; активизация пророссийской оппозиции, а также наличие сторонников России в органах украинской власти.

— Много раз говорили и писали о ядерном арсенале, доставшемся Украине после распада СССР, и который был взамен кредитов или каких-то экономических уступок передан России под наблюдением американцев. Как все это происходило? Вы, наверное, лучше всех знаете эту историю. Почему тогдашняя украинская власть с такой легкостью отказалась от ядерного оружия, которое смогло бы служить геополитическим щитом для вашей страны и сделало бы ее одной из великих держав мира? Неужели не было никаких шансов сохранить ядерные боеголовки?

— После развала Советского Союза на территории Украины остался мощный ракетно-ядерный арсенал, принадлежавший бывшей Советской армии, включавший как стратегическое, так и тактическое ядерное оружие. Его основу составляли 43-я ракетная армия Ракетных войск стратегического назначения бывшего СССР (управление — город Винница, Украина). На момент распада Советского Союза она включала семь ракетных дивизий. Из них — четыре дивизии находились на территории Украины, в т. ч.: 19-я — в Хмельницкой области; 37-я — в Волынской области; 43-я — в Сумской области; 46-я — в Николаевской области. В целом они располагали 176 стационарными/шахтными установками межконтинентальных баллистических ракет (МБР) РС-18 и РС-22, которые суммарно несли 1272 ядерные боеголовки. Остальные три ракетные дивизии: 32-я, 33-я и 49-я — находились на территории Белоруссии.

Это и части, имеющие на вооружении тактическое ядерное оружие — ракетные и артиллерийские бригады/полки окружного, армейского и дивизионного подчинения, которые имели на вооружении оперативно-тактические ракетные комплексы «Скад» (Р-17; дальность 300 км), тактические ракетные комплексы «Точка» и «Точка-У» (дальность 120 км), тяжелые минометы 2С4 «Тюльпан», а также 152-мм орудия. Их боезапас включал 2500–2600 тактических ядерных боеприпасов.

Это также пять тяжелых авиационных бомбардировочных полков. В их составе находилось 44 стратегических бомбардировщика, в т. ч. 25 Ту-95МС и 19 Ту-160, которые могли нести как стратегическое, так и тактическое ядерное оружие. На вооружении этих полков было также около 60 дальних бомбардировщиков Ту-22М2 и Ту-22М3, которые могли использоваться в качестве носителей ядерного оружия. Для их оснащения имелось 1068 крылатых ракет воздушного базирования Х-22 и Х-55, которые могли нести ядерные боеголовки до 500 килотонн.

Располагая всем этим, Украина считалась третьей по своему потенциалу ядерной державой в мире после России и США. Однако Украина не использовала такие возможности для укрепления своей обороноспособности и позиций в мире, отказалась от ядерного оружия. Причиной этого стал ряд объективных и субъективных факторов внутреннего и внешнего характера. Так, вопрос о безъядерном статусе Украины был поднят украинским парламентом еще до распада СССР. В 1990 году во время рассмотрения Верховной Радой Декларации о суверенитете Украины в раздел «Вооруженные силы Украины» была внесена поправка об отказе от ядерного оружия. А со временем Украина намеревалась стать полностью безъядерным государством. Это мотивировалось тем, что провозглашение намерений стать безъядерной державой позволит Украине облегчить выход из состава СССР, поскольку снимет проблему распространения ядерного оружия. Вместе с тем стремительное ускорение процессов распада Советского Союза, которые приобрели необратимый характер, сняло этот вопрос.

24 августа 1991 года, вместе с провозглашением независимости Украины, Верховная Рада приняла решение о переходе под ее юрисдикцию всех военных формирований, находящихся на украинской территории. Это же касалось и всех видов ядерного оружия. Вместе с тем до официального распада СССР 26 декабря 1991 года данное решение имело формально-декларативный характер и объяснялось стремлением Украины избежать возможности возникновения условий для сохранения на ее территории неподконтрольных войск. После распада СССР ситуация вокруг ядерного оружия на территории Украины приобрела принципиально иной характер. С одной стороны, это оружие официально перешло под контроль Украины, а с другой — стало предметом жесткого давления на нее со стороны США и России. По сути, такие же проблемы возникли в Белоруссии и Казахстане, на территории которых осталось ядерное оружие бывшей Советской армии. Вашингтон стремился не допустить появления новых ядерных держав, избежать возможности неконтролируемых утечек ядерного оружия в условиях хаоса, возникшего после распада СССР. Москва же стремилась всесторонне ослабить Украину, в том числе не позволить ей иметь ядерное оружие, которое стало бы мощным фактором укрепления ее обороноспособности и безопасности, а также усиления ее позиций в мире.

Понятно, что несмотря на разные цели, США и Россия имели общую позицию в отношении ядерного оружия Украины. Прежде всего, это касалось тактического ядерного оружия. Так, в связи с мобильным характером и небольшими габаритами, контролировать его было более сложно, чем стратегические ядерные вооружения. При этом не исключалась возможность утери (кражи) отдельных тактических боеприпасов, которые могли попасть в руки террористов и экстремистов. В то же время Украина реально могла использовать тактическое ядерное оружие для укрепления своей безопасности, что не устраивало Москву, а по большему счету, и другие страны. США и Россия, исходя из всего этого, начали жестко и скоординировано давить на Украину, принуждая ее отказаться от ядерного оружия. Более того, согласие Украины на безъядерный статус фактически было определено Вашингтоном и Москвой как условие признания ими ее независимости. Все это вынудило Украину пойти на уступки США и России. К маю 1992 года тактическое ядерное оружие, которое находилось на территории Украины, было вывезено в Россию.

В то же время Украина подтвердила свое стремление к полному ядерному разоружению. В апреле 1992 года Верховная Рада приняла постановление о том, что исходя из положений Декларации о государственном суверенитете, Украина, уже как независимое государство, принимает на себя обязательство стать безъядерной державой. Вместе с тем были сформулированы принципы и условия отказа Украины от ядерного оружия. Прежде всего, это касалось предоставления Украине международных гарантий безопасности. Кроме того, выдвигался ряд других требований экономического, финансового и экологического характера. Исходя из таких позиций, 23 мая 1992 года Украина, вместе с Россией, Казахстаном и Белоруссией, подписала Лиссабонский протокол — дополнение к Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), которое оговаривало правовые последствия распада СССР. При этом Украина подтвердила свои требования о гарантиях безопасности со стороны всех стран, официально обладающих ядерным оружием (США, России, Великобритании, Франции и Китая), а также компенсации за ее ядерное разоружение в размере 2,8 млрд долларов США.

До выполнения этих требований Украина сохраняла за собой право иметь собственное ядерное оружие, оставшееся на ее территории. Так, Украина подтвердила свою юрисдикцию над 43-й ракетной армией, а также упомянутыми выше частями стратегической авиации. При этом были отклонены предложения России о создании Объединенных Вооруженных сил СНГ, которые должны были включать Стратегические силы в составе всех ядерных компонентов бывшего СССР. По мнению Украины, за счет этого Россия не только пыталась лишить ее ядерного оружия, но и ограничить ее суверенитет, что и подтверждалось на практике.
В ответ США и Россия продолжили давить на Украину, одновременно предлагая ей помощь в решении экономических проблем. В связи с тяжелой экономической ситуацией в Украине, а также отсутствием у нее влиятельных партнеров, способных оказать ей поддержку, в т. ч. в вопросах ядерного оружия, она оказалась в безвыходном положении и пошла на уступки.

14 января 1994 года в ходе встречи в Москве президентов Украины, США и России было подписано соответствующее трехстороннее заявление и приложение к нему о ликвидации всего размещенного на территории Украины ядерного оружия. 3 февраля 1994 года Верховная Рада Украины ратифицировала Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол безо всяких условий. А 16 ноября того же года Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в качестве безъядерного государства. Таким образом, итогом этого процесса стало принятие 5 декабря 1994 года в ходе саммита ОБСЕ в Будапеште Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия, так называемого Будапештского меморандума. Документ был подписан лидерами Украины, США, России и Великобритании, и обязывал стороны воздерживаться от любых видов агрессии против Украины, в т. ч. экономического давления. В качестве компенсации за свое присоединение к ДНЯО Украина получила порядка 500 млн долларов по программе Нанна-Лугара. Эта программа предусматривала выполнение комплекса совместных мероприятий США и других стран по уменьшению угрозы от оружия массового поражения. На реализацию программы США выделяли 8,8 млрд долларов. Кроме того, США увязали заключение контракта по соглашению «ВОУ-НОУ», что предусматривало финансирование США мероприятий по переработке Россией 500 тонн высокообогащенного урана в топливо для американских атомных электростанций, с поставками Москвой ядерного топлива для украинских АЭС на сумму 160 млн долларов в качестве компенсации за ядерное оружие.

В соответствии с достигнутыми соглашениями, к июню 1996 года Украина передала России все стратегические ядерные боеголовки. В период с 1996 по 1999 годы были сняты с боевого дежурства все 13 ракетных полков МБР РС-18, а также уничтожены 111 ракет этого типа и 130 шахтных пусковых установок (ШПУ). 19 ракет РС-18 было передано России. 30 октября 2001 года была уничтожена последняя ШПУ МБР РС-22. В 2002 году 43-я ракетная армия была официально расформирована.

С 1996 по 1999 годы Украина ликвидировала 29 самолетов Ту-160 и Ту-95МС и 487 крылатых ракет воздушного базирования Х-55. Согласно договоренности между Украиной и Россией, последней было передано три Ту-95МС, восемь Ту-160 и 581 крылатая ракета воздушного базирования. Два Ту-95МС были переоборудованы в самолеты-разведчики, а по одному Ту-160 и Ту-95МС остались в Украине в качестве музейных экспонатов. В период с 2002 по 2006 годы было ликвидировано 60 самолетов типа Ту-22, а также 423 единицы авиационных крылатых ракет типа Х-22.

Отказ Украины от ядерного оружия украинское общество до сих пор воспринимает неоднозначно. Хотя это решение, скорее всего, оправдано. Иначе это существенно усложнило бы процесс ее международного признания, а также серьезно ухудшило отношения с США и другими западными странами. В результате Украина лишилась бы как политической, так и экономической поддержки, оставшись один на один с Россией с ее агрессивной политикой. Далее, у Украины фактически не имелось технических возможностей для поддержания боеготовности ядерного оружия. По оценкам специалистов, срок его эксплуатационной готовности истекал максимум в 2005 году. При этом у нас не было предприятий, способных производить весь комплекс запасных частей.

Также Украина практически не смогла бы использовать силы 43-й ракетной армии для обеспечения своей обороноспособности. Поскольку запуск ракет осуществлялся только с командных пунктов Ракетных войск стратегического назначения России. Причем, если бы даже Украина смогла получить такую возможность (в частности, разобралась с соответствующими кодами), характеристики ракет позволяли осуществить их запуск только по территории США, что не имело никакого смысла.

Ну и вопрос: остановило бы весной 2014 года российскую агрессию в форме «гибридной» войны наличие у Украины ядерного оружия? Ответ: Украина никогда бы не пошла на применение ядерного оружия, имей его даже в варианте тактических боеприпасов! Во-первых, это требовало бы жестких политических решений, которых в тот памятный момент некому было принимать. Во-вторых, по каким целям можно было бы наносить ядерные удары, если все события происходили на украинской территории? В-третьих, Россия, в ситуации послереволюционного хаоса в Украине, вполне бы смогла нейтрализовать украинское ядерное оружие еще до вторжения в Крым. В-четвертых, применение Киевом ядерного оружия вызвало бы катастрофические последствия для самой Украины вследствие аналогичных ответных действий России.

— Украинско-турецкие отношения, особенно в оборонной сфере, сейчас на самом высоком уровне и продолжают развиваться. После последнего официального визита президента Эрдогана в Киев, между различными ведомствами двух стран подписано ряд важных документов, в том числе и между военными министерствами и компаниями, работающими в сфере оборонной промышленности. Что можно сказать по этому поводу? Имеется ли статистика об объемах взаимных военных поставок? Над какими важными совместными проектами работают украинские и турецкие военные инженеры? Ранее сообщалось о совместном производстве ударных БПЛА, которые, кстати, неплохо зарекомендовали себя во время операции ВС Турции в Идлибе…

— Турция всегда была важна для Украины с точки зрения ее роли в Черноморском регионе, а также с учетом возможного развития двухсторонних отношений в политической, экономической и военной сферах. Так, на сегодняшний день Турция является самой мощной силой, сдерживающей экспансию России в регионе Черного моря. При этом она рассчитывает как на собственный военно-экономический потенциал, так и на членство в НАТО. Кстати, по военному потенциалу в Черноморском регионе Турция приблизительно в полтора раза превосходит Россию, естественно, без учета российского ядерного оружия. Вместе же с НАТО, а также с учетом американского ядерного оружия на турецкой авиабазе Инджирлик (а это около 50 тактических боезарядов, что было признано президентом США Д. Трампом в сентябре 2019 года), такое преимущество двойное. Кроме того, Турция контролирует стратегически важные Черноморские проливы. Это позволяет ей проводить твердую политику по укреплению своих позиций в Черноморском регионе, в том числе и по тем направлениям, которые вступают в противоречие с интересами России. В частности, Турция не признала «законность» российской аннексии Крыма и оказывает поддержку крымским татарам. За что мы ей благодарны.

В феврале 2020 года, в ответ на инцидент с гибелью турецких военнослужащих в сирийской провинции Идлиб из-за действий войск Б. Асада и при поддержке России, Турция закрыла свое воздушное пространство для российской военной авиации. Тогда же был поставлен вопрос и о возможности закрытия Турцией Черноморских проливов для российских военных кораблей. При этом она выступила с прямыми угрозами в адрес России в случае повторения подобных инцидентов.

Невзирая на российскую агрессивную антиукраинскую политику, Турция расширяет сотрудничество с Украиной по многим направлениям, включая военно-техническое. В частности, на сегодняшний день на разных стадиях реализации находятся более 50 различных военно-технических проектов. Наиболее значимые — закупка Украиной у Турции шести боевых БПЛА Bayraktar TB2 («Знаменосец») и ракет к ним, а также поставка турецкой стороне двигателей для беспилотных летательных аппаратов Akinci. В настоящее время БПЛА Bayraktar TB2 находятся на вооружении 383-го полка дистанционно-управляемых летательных аппаратов ВСУ (бывшая база истребительного полка в Староконстантинове) и готовы к применению в зоне конфликта на Донбассе. В феврале 2020 года Турция активно использовала БПЛА Bayraktar для нанесения ударов по войскам и военной технике режима Б. Асада в Сирии. При этом они смогли уничтожить несколько зенитных комплексов российского производства, в т. ч. новейший «Панцирь-С1», что поставило под сомнение их эффективность. Помимо этого, Турция поставляет Украине различное радиоэлектронное оборудование. В частности, турецкая компания Aselsan вместе с американской Harris являются основными зарубежными партнерами Украины по программе перевооружения украинской армии на тактические средства связи УКВ- и КВ-диапазонов, отвечающих стандартам НАТО.

Еще одним направлением военно-технического сотрудничества между Украиной и Турцией является кораблестроение. Рассматриваются проекты совместной разработки и производства корветов и ракетных катеров, а также поставок Украиной силовых двигательных установок для турецких ВМС. Вместе с тем, политика Анкары несколько двойственна по своему характеру. Так, Турция не поддержала санкции США и ЕС против России и не прерывает с ней торгово-экономические связи. Причем, это касается и военно-технической сферы. Все мы помним, как член НАТО — Турция — приобрела у России зенитно-ракетный комплекс С-400, что спровоцировало обострение турецко-американских отношений.

Причина в том, что Турция руководствуется исключительно своими интересами. Даже если это не совпадает с интересами других стран, в том числе ее союзников. При этом Анкара играет на проблемах соперничества США/НАТО/ЕС и России, как бы лавируя между ними. Именно так Анкара, исходя из исключительно своих национальных интересов, стремится быть сильным государством, используя для этого все преимущества своего геополитического и геостратегического положения.

Беседовал: Кавказ Омаров

yenicag.ru

Теги: Виктор Гвоздь,Майдан,Россия ,Украина ,Путин ,Крым,Донбасс
Автор: Vse.Media

Связаться с нами: contact.vse.media@gmail.com