19-20 декабря 2018 года на съезде судей Украины избрали четырех новых членов Высшего совета правосудия. В ВСП попала и экс-судья Высшего хозсуда Лариса Иванова. Ранее она избиралась в Верховный суд, но во время конкурса получила отрицательное заключение Общественного совета добродетели: несоответствие официальных доходов ее семьи фактическому образу жизни. Но явная коррупция —  не то, на что обращают внимание судьи при голосовании, поэтому на съезде за Ларису Брониславовну проголосовало аж 180 человек.

Знакомьтесь, новоназначенный член Высшего совета правосудия Лариса Брониславовна Иванова.

С 1993 Лариса Иванова начала работать помощником Председателя арбитражного суда Киева. В 1996 году и сама становится судьей этого же ведомства. А вот в период с 2002 по 2011-й еще и занимала административную должность заместителя председателя.

При президентстве Януковича и через год после назначения председателем Высшего хозяйственного суда одиозного Виктора Татькова туда переводят и Иванову. Там она пробыла до расформирования ведомства и создания Верховного суда, куда новоизбранный членкиня ВСП тоже пробовалась, но выбыла.

На этом этапе следует отдельно отметить «досудейский» период работы Ивановой, ибо он является живой темой для обсуждения во время ее собеседования с ВККС. У комиссии возникли вопросы к многочисленным активам Ларисы Брониславовны. Их происхождение судья объяснила работой в Германской Демократической Республике во времена СССР. Якобы там она успела побыть и кочегаром, и нормировщиком в цехе и даже собирала клубнику на полях. Однако в информацию о трудовой деятельности такие сведения не внесла. Оказывается, все же существуют такие люди, которые смогли со времен Советского союза и по сей день сохранять и, главное, приумножать собственные активы.

Состоянием Ивановой интересовались журналисты одного из центральных телеканалов. В интервью она сообщила ложную информацию о его происхождении, мол, «работала 10 лет заграницей за валюту» и во время собеседования с ВККС признала это. (На самом деле в биографии Ивановой есть период не в 10 лет, а в 5 лет и 5 месяцев, который судья, на то время член семьи военнослужащего, теоретически могла проживать в ГДР до возвращения и трудоустройства в Украине. Теоретически, в этот же период судья могла получать высшее специальное образование в заведении вроде Института КГБ СССР им. Андропова или ему подобном учреждении, и потому скрыла в своей биографии этот факт, заменив его устными рассказами о своем “трудоустройстве” в ГДР — А.).

Как известно, новоизбранный член ВРП входил в пул судей Татькова-Емельянова, по которым Генпрокуратурой осуществляется досудебное расследование по факту незаконного вмешательства в систему автораспределения дел. Ими было создано аж 45 судейских специализаций, значительное количество которых имело искусственный характер и дублировалось, считают прокуроры. Это позволяло с большой вероятностью направлять нужные дела нужным судьям. Лариса Иванова хоть и отсутствует в списке судей, получавших дела вследствие такого метода, однако она систематически была в составе коллегий судей, работавших по такой схеме.

Общественный совет добродетели нашел не менее 7 решений, принятых Ивановой в составе коллегии с участием стороны НАК Нафтогаза. Четыре таких решения приходятся на время, когда ее сын Антон работал там юристом. По мнению ОСД, судья должна в таких случаях объявлять самоотвод, чего сделано не было.

В свою декларацию родственных связей Лариса Иванова записала сына судью, дочь нотариуса, и жену брата — тоже судью.

Мы проанализировали имеющиеся в публичном доступе декларации Ларисы Ивановой за 2014, 2015, 2016 и 2017 годы. Доходы кандидата состояли исключительно из заработной платы судьи. Муж все годы получал минимальную пенсию, в 2016 году задекларировал доходе от предоставления имущества в аренду, а уже в 2017-м он впервые показал проценты от вкладов и 781 900 грн, полученных от предпринимательства.

Лариса Иванова с мужем Владимиром имеют по два земельных участка в пределах Киева и Киево-Святошинского района. Все наделы приобретены уже в период судейства, а некоторые из них — бесплатно. По данным ОСД, судья имеет по крайней мере два приватизированных участка, а это вызывает сомнение относительно соблюдения ею отдельных статей Земельного кодекса.

Известно, что один участок в районе Межигорья ориентировочной стоимостью 50 тыс. долларов подарен дочери.

Также супруги на двоих задекларировали пять квартир суммарной площадью 323 кв. м в Киеве (две из них в новостройке стоимостью в 100 тыс. долларов), приобретенными в период с 1997 по 2009 годы, то есть когда Лариса Брониславовна уже работала в суде. Только оплата за коммунальные услуги таких хором обойдется в копеечку.

Теперь переходим к самому интересному. Кроме ценных квартир и участков, в собственности супругов Ивановых есть большой дом в Киеве, который вписывается в декларацию в качестве недостроя. Хотя помещение выглядит завершенным.

Напомним, именно этим домом интересовались журналисты. Лариса Брониславовна пояснила, что «работала 10 лет с мужем за границей за валюту», мол так и накопила. Однако это утверждение опровергла ОСД в своем заключении.

Кстати, обратите внимание на дом по соседству — там живет родной брат Ларисы Брониславовны Евгений Сокуренко, жена которого работает в Хозяйственном суде Киевской области.

Сын Ларисы Брониславовны — Антон Иванов, также действующий судья Хозяйственного суда, но Луганской области. Он в 2012-м купил просторную квартиру в Киеве на 106 кв. м, заплатив за нее 695 477 грн. В том же году получил и помещение на 61 кв. м от управления жилищного обеспечения. На тот момент ему было 26 лет.

Лариса Иванова записала в свою декларацию о доходах авто мужа Mitsubishi Pajero и дочери HONDA CR-V 2011 года выпуска, которым сама же и пользуется. Кроссовер — собственность Галины Ивановой, она частный нотариус. В сети такой автомобиль-ровесник продают за 450 000 грн с пробегом 89 тыс. км. Согласно сведениям налоговой, это немного больше официального дохода Галины Владимировны в период с 2012 по 2016 год.

Кроме того, сын новоизбранного члена ВСП Антон в 2009 году купил автомобиль AudiА5, но по неизвестным причинам не задекларировал его стоимость. Сейчас такой автомобиль продают не дешевле, чем за 359 450 грн. Кстати, по данным ОСД, в год покупки машины Антон Иванов еще не имел адвокатского удостоверения и проживал с родителями. Вероятно, с транспортом ему тоже помогли родители.

Анализируя имущество семьи Ивановых, ОСД сделал вывод, что только по официальным данным собственных деклараций семья Ивановых потратила за 9 лет (с 2002 по 2011 годы) на приобретение недвижимости и ценного имущества ориентировочно 259 тыс. долларов США, что превышает сумму их официальных доходов за этовремя.

По данным ОСД, существенные расходы приходились на зарубежные путешествия. Общественность, сверив данные из судейского досье, насчитала расходов на 150 тыс. грн. В частности, в 2016 году было два выезда в Турцию и один раз в Словакию автомобилем. В 2015 году семья находилась за границей суммарно почти месяц.

Как видим, источники происхождения имущества судьи Ивановой вызвали много вопросов у представителей общественности. Впрочем, если к процессу отбора судей хотя бы частично была приобщена общественность, то судьи над судьями, а именно таковым является Высший совет правосудия, выбирают без какого-либо участия общественности. По закону, большинство членов ВСП избирается самими же судьями, то есть сами судьи выбирают тех, кто сможет их наказывать за последующие проступки. Однако есть серьезные сомнения относительно того, насколько самостоятельным является выбор самих судей.

Так, за несколько дней до съезда судей был обнародован список из четырех победителей на должности членов ВСП, которых уже согласовали «сверху». По странному совпадению, именно эти четыре кандидатуры, среди которых и Лариса Иванова, были избраны членами Высшего совета правосудия. Можно ли говорить о какой-либо независимости судебной системы, если почти 200 судей готовы без вопросов голосовать за заранее согласованные кандидатуры, а не делать собственный выбор? Вопрос риторический.

Очевидно, что без изменения правил избрания судейских квалификационных органов вряд ли можно говорить о проведении успешной судебной реформы.

Данная информация была официально передана в Национальное антикоррупционное бюро Украины, Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции.