Существуют разные мнения о том, насколько успешно Украина строит демократию, борется с коррупцией и создает современную экономику.

На мой взгляд, она преуспела больше, чем это признают ее критики. Но в одном отношении ее достижения не имеют себе равных. Стремясь раскрутить эту историю о столкновении в Керченском проливе, Украина превзошла всех.

Поэтому почти весь западный мир поверил, что в прошлые выходные Москва попыталась установить полный контроль над Азовским морем, которое является важным выходом в Черное море и общим для России и Украины. То, что сейчас принято называть модным словом «нарратив», заключается в следующем. Маленькая, но отважная Украина просто пыталась на законных основаниях перебросить два артиллерийских катера и буксир из Одессы в портовый город Мариуполь на Азовском море, а большая и плохая Россия (фашистское государство, признанное Законом Украины от 20.02.18 страной-агрессором) совершенно безосновательно воспрепятствовала этому законному прохождению, протаранив буксир, захватив катера и задержав 24 моряка.

Теперь украинский президент в интервью популярной немецкой газете «Бильд» взывает к альянсу НАТО, прося его направить военные корабли в Азовское море, дабы «помочь Украине и обеспечить безопасность». А до этого он ввел военное положение в приграничных районах страны сроком на месяц, которое утвердил парламент.

Таким образом, события в Керченском проливе, где произошло первое после распада в 1991 году СССР прямое столкновение между военными двух стран, могут стать фоном для гораздо более серьезной конфронтации, которая способна вылиться в такое же прямое столкновение, но на сей раз, между НАТО и Россией. И давайте не будем ходить вокруг да около: это может привести к новой крымской войне.

Прежде чем кто-то начнет поспешные действия, которые могут стать роковыми, следует подчеркнуть, что украинская версия событий, какой бы убедительной она ни казалась, вызывает определенные сомнения. У России, которая в представлении своих доводов зачастую действует медленно и неуклюже, иная версия. Состоит она в том, что украинские корабли нарушили согласованные правила, не уведомив о своем прибытии, и что это столкновение было подстроено специально, чтобы укрепить слабые позиции и рейтинги президента Петра Порошенко, который начинает свою кампанию за переизбрание. Следует также сказать, что Украина это отрицает и говорит, что ее корабли пытались уведомить русских, но никакого ответа не получили. С другой стороны, если вы помните сагу о псевдоубитом российском журналисте, вы поймете, что у Украины довольно смелый и наглый департамент антироссийских фейковых новостей.

На самом деле нельзя исключать, что правдивы обе версии, и что весь этот инцидент произошел по недоразумению, а потом каждая из сторон начала его раскручивать в собственных интересах. Но опять же — даже самые незначительные военные столкновения обычно происходят не по причине единичного пренебрежения к оговоркам и примечаниям мелким шрифтом, а из-за более крупных и значимых обстоятельств. И здесь важнее всего предыстория и контекст.

Керченский пролив, отделяющий Азовское море от Черного, стал источником напряженности с того времени, когда Украина и Россия разошлись. В 2002-2003 годах дело едва не дошло до войны. Но тогда обе стороны сделали шаг назад и согласовали правила совместного судоходства. Каким-то чудом эти правила действовали до прошедших выходных.

Итак, трения начались еще задолго до российской аннексии Крыма, однако стороны соблюдали соглашение о совместной навигации до последнего момента. Но у аннексии есть два последствия, которые определенно способствовали недавней вспышке. Первое — это новый российский мост, который впервые соединил материковую часть России с Крымом автодорогой. Второе — это наращивание военного присутствия НАТО в черноморском регионе под вывеской оказания поддержки Украине.

Когда в мае строительство моста было завершено, России стало намного легче блокировать Керченский пролив. Тот факт, что во время недавнего инцидента узкий судоходный фарватер перегородили российским грузовым судном, указывает на то, что мост проектировали как раз с учетом этих обстоятельств. Это еще больше усиливает страхи Украины по поводу того, что Россия вознамерилась сделать Азовское море исключительно российским водным пространством.

Другое следствие — это усиление западного военно-морского присутствия в регионе. Теперь натовские корабли патрулируют воды Черного моря в непосредственной близости от немногочисленных российских тепловодных портов. А Североатлантический альянс фактически включил Украину в оборонительную систему НАТО, хотя формально не сделал ее своим членом. На официальном жаргоне Украина является «партнером» НАТО. Она не защищена знаменитой пятой статьей натовского договора, но в остальном прочно интегрирована в структуры блока.

Такая схема является отражением неудобного компромисса, достигнутого в 2008 году на саммите НАТО, когда большинство европейских стран-членов выступили против американского плана по принятию в альянс Грузии и Украины. Тогда им официально сказали «нет», но сохранили для них «перспективу вступления». Прошло 10 лет, и сегодня украинские вооруженные силы незаметно для западного электората реорганизуются, проходят переподготовку и перевооружаются, чтобы пусть не де-юре, но хотя бы де-факто стать армией НАТО.

Они проводят совместные военные учения. Последние такие учения прошли этой осенью на западе Украины. США помогают Украине построить новый «центр морских операций» в Очакове — к востоку от Одессы и неподалеку от российской базы в Севастополе. Украина также модернизировала порт в Бердянске на Азовском море. Официально это сделано для увеличения экспорта зерна, но модернизация портовых мощностей очень редко осуществляется только в коммерческих целях. В высших эшелонах военного командования Украины и в Министерстве обороны работает большое количество натовских советников.

Молчание России по поводу того, что можно и следует считать расширением натовского влияния у нее на пороге, вызывает удивление, но только в том случае, если вам не кажется (а мне кажется), что Москва признала фактическую «утрату» Украины и Грузии. Однако Россия вряд ли когда-нибудь смирится с прямой угрозой своей национальной безопасности. А если существующие договоренности о совместной навигации в Азовском море будут сорваны, Украина вполне может лишиться этого выхода в Черное море.

Существует опасность, что Украина, как и Грузия в 2008 году, переоценит себя и зарвется в надежде на помощь заграницы против России. Или что Россия слишком остро отреагирует на единственную пока стычку в этой напряженной ситуации.

К счастью, многое говорит о том, что осмотрительность берет верх. Президенты Путин и Трамп держат дистанцию. ЕС не договорился о новых санкциях, а НАТО уклончиво отреагировала на просьбу Порошенко об усилении морского патрулирования. И слава Богу. Меньше всего в такой обстановке в узком Керченском проливе нужны натовские корабли.

Но есть одна область, где содействие со стороны остро необходимо. Речь идет о возобновлении поисков выхода из российско-украинского лабиринта. Наступает зима, боевые действия на востоке Украины продолжаются, а недавняя конфронтация у берегов Крыма создает опасность открытия нового фронта.

В черноморском регионе давно уже не было такого скопления оружия и военной техники. Сирия, Брексит и торговая война Трампа отвлекли внимание от угрозы столкновения на краю Европы, а избирательный сезон в Украине затруднит реализацию любых новых инициатив. Но международному сообществу давно пора (если уже не поздно) вновь сосредоточить внимание на России и Украине. Если это случится, значит, столкновение на входе в Азовское море прошло недаром.

Мэри Дежевски, The Independent (Великобритания)